Сегодня Вторник 25 апреля 2017 года
Поиск:

Проповеди

Страницы:
1 2 3 4 5


Иеромонах Илия (Копылов)

Проповедь о пользе молчания

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Велика польза поста телесного, но нельзя умолчать о верных спутниках его: покаянии, молитве и безмолвии. «На кого воззрю, -- говорит Господь, -- токмо на кроткого и молчаливого, трепещущего словес Моих» (Ис. 66, 2).

Язык - неудержимое зло. Ибо уязвляет он и говорящего, и слышащего, и того, о ком говорят.

Святые Отцы сравнивают его с обоюдоострым мечом, невидимо пронзающим душу и тело тех, кто пустословит в праздных собраниях. От языка многие пали безвозвратно, потому что многоглаголание есть дверь злословия, которую с легкостию открывает человек и впускает в душу свою богохульство, кощунство, смехотворство, осуждение, ропот, ложь, клевету и всякую скверну.

Многословие истребляет сердечное умиление и помрачает ум человека. Воистину, «в многословии не миновать греха» (ср.: Притч. 10, 19).

Подобно тому, как корабль, отправившийся в дальнее плавание с дырой в трюме, обязательно потонет, так и человек, не хранящий свой язык, рано или поздно пойдет ко дну.

И нередко бывает так, что многие труды полагает христианин, чтобы воздвигнуть духовное здание своего спасения, но всего лишь одним словом, в один миг язык его разрушает сие здание до основания.

И если так пагубен грех языка, то насколько же важно для спасения души благоразумное молчание!  Преподобный Паисий Величковский говорит, что «если все дела греховной жизни положить на одну сторону весов, а молчание на другую, то найдем, что оно перетянет их».

Вот какова спасительная сила молчания! Молчаливый человек страшен бесам, потому что они не могут узнать его сердечные тайны, а посему и не в состоянии строить против него козни.

В Оптиной пустыни еще при старце Льве жил один немолодой послушник, который очень уж любил поговорить. Болтал без умолку. Однажды пришел он к батюшке Льву на утреннее благословение, а тот ему и говорит: «Вот тебе, брат, послушание: весь день молчать и ни с кем не разговаривать».

- Как, совсем? Даже ни слова? – переспросил послушник о. Льва.

- Ни слова, - ответил Старец.

Вышел брат от батюшки Льва. Идет по скитской тропинке, а ему навстречу другой брат. «Ну, - думает послушник, - как быть-то? Вроде бы и поздороваться надо с братом, да старец же благословил ведь: ни слова».

Когда же повстречались они, то брат тот молча кивнул послушнику и пошел дальше.

«Слава Богу, - подумал послушник, - пронесло. Идет дальше и видит, на встречу спешит иеромонах. Что делать? Надо же благословиться, как принято. А если спросит чего? Как быть-то? – опять думает послушник. А сам язык прикусил зубами, чтобы не сболтнуть чего-нибудь невзначай.

Сравнялись они. Послушник руки сложил под благословение. Иеромонах молча благословил и поспешил в скит.

«Ну, слава Богу, пронесло, - с облегчением вздохнул послушник. - Все-таки я могу язык за зубами держать. Оказывается, не так-то и сложно быть безмолвником».

Идет дальше. Видит, впереди на тропинке вороны слетелись и громко так каркают, видимо, что-то не поделили. Послушник, позабыв про благословение Старца, на них как закричит: «А ну кыш, пернатые. Разгалделись тут, понимаешь. Безмолствовать не дают».

Крикнул и тут же опомнился. Как же так? Нарушил ведь благословение Старца. Что делать? Вернулся к батюшке Льву, упал перед ним на колени и рассказал ему, как на ворон накричал.

А Старец ему и говорит: «Ну что, безмолвник. Вороны, значит, тебе мешают? Вон, Макарий наш три года ни с кем не говорил, а ты один день не можешь помолчать.

- А как же научиться, Батюшка? - взмолился послушник. 

- А ты живи среди монахов, а не среди ворон, тогда и научишься, - ответил Старец.

Преподобный Лев говорил, что многословие рождается от трех основных причин: от худой привычки и невоздержанной жизни. Ибо язык чему научился, того по навыку и требует. Другая причина – это тщеславие, что наиболее часто бывает у подвизающихся. А третья причина - многоядение. Ибо кто ест без меры, не знает меры и языку.

Будем же хранить благоразумное молчание. Не станем говорить ничего в окружении близких, пока нас не спросят. Это и есть средний царский путь ко спасению.

Воздержание же наше да будет приправлено смирением. Ибо если человек в безмолвии не имеет смирения, то напрасен его труд. Посему молчание необходимо хранить с такою мыслию: «Что я и могу сказать хорошего? Ведь я исполнен скверны и нечистоты. И недостоин говорить, или слышать что-либо, или считаться в числе людей».

Думая так, затворим дверь диавольской гордыне. И тогда духоносный мед молчания исполнит наши души радованием паче всякой радости! Ибо на кроткого и молчаливого взирает Господь.

Положим же сему начало, начнем мало-помалу не говорить лишнего. Ведь любящий нас Бог желает, чтобы мы пришли в разум истины и спаслись. Аминь!

 

Иеромонах Илия (Копылов) 

Проповедь о необходимости поста

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Великий Пост. Эти слова вызывают радость и тревогу у каждого христианина. Радуемся, потому что Пост соединяет нас с вечностью, напоминает о том, что не хлебом единым жив человек. Ликуем вместе с ангелами, потому что Пост учит воздержанию и смирению, через которые христианин получает неизреченную радость от возлюбленного Господа нашего Иисуса Христа.

В то же время тревожимся, потому что не знаем, сможем ли достойно провести это дивное время, отведенное нам Господом для покаяния. Ведь Великий Пост в какой-то степени является испытанием нашей веры. Святые Отцы называют его зеркалом души, ибо пост отражает все наши страсти. А начиная видеть свои грехи, мы сокрушаемся в содеянном. Сокрушаясь же, омываемся и очищаемся посредством Таинства Исповеди.

Подобно тому, как человек, испачкавший сажей лицо, не замечает изъяна, пока не увидит свое отражение в зеркале, так и грешник думает о себе, что вроде бы и не совершал грехов, пока не посмотрит на себя со стороны. Пока посредством поста и молитвы не узрит всю скверну и не осознает свою греховную сущность.

Зная великую пользу поста для человеческой души, враг спасения старается посеять соблазн и погасить ревность к соблюдению церковных уставов. Посему этот лукавый сеет хитросплетенные речи, говоря, что строго поститься якобы необходимо не всем, а только монахам.  Но разве монахи сотворены Богом как-то по-другому? Монахи такие же люди, всего лишь пожелавшие посвятить свою жизнь Господу Иисусу Христу в безбрачии и нестяжании.

Оптинский старец Амвросий говорил, что все обеты христианин дает Богу при совершении Таинства Крещения. В монашестве же даем только три основных обета – безбрачие, нестяжание и послушание. Причем послушание духовнику обязаны иметь и миряне. Да и грех мшелоимства для мирян никто не отменял.  Поэтому пост необходим каждому христианину, независимо от того, давал ли он обет безбрачия или не давал.

Посему некоторые монахи, имеющие особенную ревность по Бозе, берут на себя пост более строгий, чем того требует церковный Устав. Так, например, в Оптиной пустыни в начале XIX века подвизался схимонах Вассиан, который в Первую и Страстную седмицы каждого Великого Поста ничего не вкушал вообще. А в 1818 году схимник провел Рождественский и Великий Пост, не принимая никакой пищи в течение сорока дней.

Конечно, такой пост для многих является подвигом, и не каждому он по силам. Но та мера поста, которую предусматривает Типикон, установлена Святыми Отцами для всех христиан. Не говорю о больных, находящихся в крайней немощи, тело которых и так изнурено недугами.

Тем не менее, наш Оптинский старец преподобный Амвросий, будучи с молодых лет серьезно болен, всегда старался следовать указаниям церковного Устава. Великим Постом, в те дни, когда пища готовилась без масла, велел добавлять в картофельный суп толченые грецкие орехи. Как-то приехала к Старцу знакомая игуменья, и он предложил ей перекусить, чем Бог послал. Попробовав немного пищи, которую Старец вкушал ежедневно, она возмутилась: «Да что же это у Вас такое, Батюшка? Это же рвотное». А старец, улыбаясь, отвечал: «А мы тут, матушка, не постники».

Также наш преподобный Амвросий всегда говорил, что постясь, не следует думать, что мы совершаем добродетель. Такой пост неразумен. Ибо кто думает, что, соблюдая пост, делает доброе дело, тот вскоре начинает укорять и осуждать немощных ближних, почитая себя чем-то великим. Да не будет такого с нами. 

Благоразумный же христианин не желает, чтобы его хвалили как постника, но надеется чрез  воздержание приобрести целомудрие, а посредством целомудрия стяжать смирение. Ибо сказано: «Путь ко смирению суть труды телесные, совершаемые разумно» (авва Дорофей).

Итак пост – это путь ко смирению. Ибо без смирения никто не может достигнуть Царствия Божия. Так воздержание было необходимо человеку еще в раю, чтобы соединять свою свободную волю с волей Господней.  Когда Бог сотворил Адама и Еву, то дал им заповедь: не вкушать плодов с древа познания добра и зла. Посему будем помнить всегда, каковы были последствия, когда райский пост был нарушен прародителями.     

Желая погубить как можно больше людей, враг спасения придумывает множество причин, чтобы мы не постились. Кому-то внушает, что тяжелая у него работа и можно вкусить молочной пищи. Кого-то наводит на мысль, что учащимся необходим фосфор и потому можно рыбу вкушать в неположенное церковным Уставом время.

Да запретит ему Господь!

И если пост есть зеркало души, то что же сможет увидеть человек в таком тусклом, туманном зеркале? – Ничего. А потому и пользы для души от ослабленного поста практически никакой. Чем строже пост, тем явнее человек видит свои прегрешения. Чем больше грехов он видит, тем больше сокрушается. Чем больше сокрушается, тем сильнее и искреннее его покаяние. 

Однажды к нашему старцу Амвросию приехал один знатный человек, который много любил рассуждать о духовных вещах, обожал поспорить о догматах и считал себя знатоком церковной истории.  Когда же Старец принял его, то первое, о чем спросил посетителя: соблюдает ли он посты, установленные Церковью? «Знаток догматов» замешкался и признался, что не соблюдает, и что пока не может найти сил. Уж очень он привык к скоромной пище. Тогда Старец рассказал ему притчу про то, как одна курица, проживающая на скотном дворе, постоянно надувала себе живот, чтобы казаться больше других. Но вскоре хозяева решили, что она самая крупная и сварили из нее суп к празднику. «Так бывает и с теми, кто строит из себя знатоков богословия, - сказал Старец Амвросий, - а установленный Церковью Пост не соблюдает».

В наше нелегкое время пост стал для многих исповедничеством. Читая жития святых, мы нередко думаем о том, как сможем мы, в случае необходимости, пострадать за Христа. Думаем о том, как пойдем на муки и смерть ради возлюбленного Господа. Ведь если человек называет себя христианином, то тем самым подтверждает свою готовность в любое время умереть за Христа.

А какой же это христианин, если он не может даже отказаться от вкушения скоромной пищи ради заповеди Церковной? О каких духовных подвигах и страданиях можно говорить и думать тому, кто боится лишить себя скоромной пищи в те дни, когда Церковь повелевает ее не вкушать? О какой любви ко Христу может говорить человек, не соблюдающий пост? Ибо Сам Господь наш Иисус Христос говорит: «Кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет!» (ср.:  Ин. 14, 21). Аминь.

 

Иеромонах Илия (Копылов)

Проповедь о том, что Бог всегда рядом

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Небеса поведают славу Божию, Творение же руку Его возвещает твердь (ср.: Пс. 18, 2), – говорит пророк Давид. Но как, спросит кто-либо, бездушные небеса могут прославлять Бога? Как нередко затянутая облаками небесная гладь может поведать славу Великого Творца?

У Бога все просто! Кто из нас не заглядывался на ночное звездное небо? Не уловляло ли оно нашу мысль в те далекие уголки вселенной, откуда доходит до нас тусклый свет мерцающих звезд? Кто не разглядывал плывущие облака, похожие на различных сказочных персонажей? Кто не видел, как величаво с лазури небесной смотрит на землю полная луна, обливая все вокруг тихим серебристым светом? Кто не восхищался яркими красками заката и не встречал рассвет, поджидая появления на небосводе первых лучей восходящего солнца?

Если вы не видели сей Божественной красоты, то поспешите, пока живем на земле. Подивитесь великолепию природы и прославьте Создавшего это очарование. 

У каждого предмета есть создатель. И это очевидная истина. У каждого из вас есть жилище, у кого дом, у кого квартира, у кого келья. И было время, когда жилища вашего не существовало. Затем люди построили его, и вы вселились туда, чтобы укрываться от непогоды и зимнего холода. Так и видимый нами мир был построен Господом как место обитания человека.

И если кто-то вам скажет, что жилище ваше появилось само собой, без проектов и строителей, то разве не сочтете такового безумным? Посему, взирая на красоту небес, глупо предполагать, что все это возникло само собой. Мы не можем не восхищаться мастерством и премудростью Великого Строителя, создавшего небесные просторы.    

И если всю эту неизреченную красоту создал Господь, то как же не прославить Его за такое дивное чудо?

Слава Тебе, Господи, слава Тебе!

Сегодня человек подобно птице может подняться высоко в небеса, туда, где открывается удивительный вид земли с ее лесами и полями, высокими горами, огромными морями и океанами. И все это создал Господь!

Но зачем взлетать под облака? Достаточно нам взглянуть на самих себя, чтобы убедиться, насколько премудро устроен человеческий организм. Кровеносная система с ее венами, артериями, капиллярами. Кровь обогащается кислородом через легкие. А ими мы вдыхаем небо. Да, именно это синее небо, прославляющее Творца!

Воистину небеса поведают славу Божию тому, кто ищет мудрости во всем. Не прячет голову в песок подобно страусу и не копается в навозной куче подобно назойливому насекомому.

«Ищите во всем великого смысла», - говорил преподобный Оптинский старец Нектарий. А посему, взирая на небо, мы веруем, что есть еще и горние небеса и силы, превысшие небесного свода.

Как человек имеет две природы: душу и тело, одна природа для всех видима – это тело, а душа - невидима, так и небо. Мы способны видеть только огромную небесную ширь, а горние небеса человек узреть не может. Как говорит святой апостол Павел, «сейчас мы можем видеть лишь как сквозь тусклое стекло, а потом увидим как есть» (ср.: 1 Кор. 13, 12).

Но из Священного Писания знаем, что невидимые нами горние Небеса во сто крат краше и чудеснее видимых. Там наше Отечество! Там будем жить вечно, если принесем достойные плоды покаяния и получим прощение грехов у возлюбленного Господа нашего Иисуса Христа, Который взошел на Небеса и воссел одесную Отца.   

Посему будем всеми силами стремиться к Небу, подвизаясь в молитвах и постах. Будем всей душой чаять обители, уготованной боголюбивым душам на небесах.

Когда кто-либо уезжает в чужой город по рабочим делам, то вдали от дома и родных часто вспоминает о них и спешит поскорее вернуться домой. Но редко кто из людей спешит в Небесное Царствие, зная, что в этом видимом мире мы лишь на время.

О, если бы мы всегда имели перед глазами горние Небеса! Но забывая о своем Небесном Отечестве, нередко душа человека разрывается в тяжкой скорби: истина побуждает к добру, а привычка понуждает совершать грех. И вместо неизреченного Божественного райского света наследует такой человек тьму кромешную.

Но и нам, великим грешникам, Господь даровал Свою милость. Он ждет от нас покаяния и исправления, чтобы мы, живя на земле, проснулись от греховного сна и обратили свой взор к Небесам. Чтобы твердо оставили дурные привычки и омыли слезами покаяния совершенные нами грехи.

Воистину высоко небо и далеко от нас находится - на огромном расстоянии. Не будем же медлить, не будем бояться мнимой недоступности пути к нему. Покаяние спасло разбойника и блудницу и многих, искренне взывавших: «Боже, милостив буди мне грешному». Покаяние – кратчайший путь в небесные обители Господа!

Поспешим же скорее по этому пути, чтобы возрадовались Небеса, возвеселилась Земля и равнины восприяли веселье, когда оставим временную эту жизнь и придем к возлюбленному Господу! Ибо на Небесах радости бывает во сто крат более об одном кающемся грешнике, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии!

Слава Тебе, Господи, сотворшему Небеса, которые поведали нам славу Твою! Аминь!

 

Иеромонах Илия (Копылов)

Проповедь о вере и маловерии

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Кто из нас не помнит Евангельскую историю, когда отец больного ребенка просил апостолов исцелить его. Но апостолы не могли совершить чудо. Почему не могли? По недостатку веры просящего. И тогда они позвали на помощь Господа нашего Иисуса Христа, чтобы Он исцелил ребенка. Господь спросил маловерного родителя: «Веруешь ли, что могу сделать сие?» И тот ответил: «Верую, Господи, помоги моему неверию» (ср.: Мк. 9, 17-24).

Спаситель мог сотворить чудо, не спрашивая о вере. Но этими словами Он показал нам, насколько вера человеческая зависит от великой добродетели смирения. Стоило просящему смириться, признать себя маловером и сказать «помоги моему неверию», как тут же благодать Божия снизошла на него, укрепила веру и совершила чудо.

Слава Тебе, Господи, чудесно сотворшему Небо и землю, Слава Тебе – Создателю человечества! Слава установившему законы природе и дающему праведникам власть над этими законами. Ибо глубочайшее смирение и вера превозмогают естества уставы.

И если кто обрел веру, то да хранит ее от всякого рода сомнений. Огромный камень, лежащий у дороги, нисколько не страдает от проезжающих мимо людей. Проходят годы, столетия, эпохи, а камень как лежал, так и лежит. Подобно этому камню и вера наша должна быть настолько твердой, чтобы никакие искушения, сомнения или перемены не смогли ее изменить.

Господь, вочеловечившись, много сотворил чудес, но одним из необходимых условий Его была вера людская. Верою Господь изгонял бесов из страждущих. Верою исцелял неизлечимые болезни и воскрешал мертвых. А главное всем, истинно верующим в Него, Господь подает благодать совершать именем Его все то, что Он совершал, живя на земле.

Дабы мы поверили в это, Христос не стал исцелять ослепшего Савла Сам, но послал его к Анании, чтобы тот увидел, что верные ученики Господни имеют дарования совершать чудеса.

Через Ананию Господь исцелил не только тело, но и душу будущего проповедника Евангелия – Павла, который сам впоследствии воскрешал мертвых. И даже одного прикосновения к поясу Апостола достаточно было, чтобы человек исцелился от недуга.

Как любящий отец, имея дарования в каком-либо ремесле, передает навыки, опыт и знания по наследству, так и возлюбленный Господь наш Иисус Христос передает ученикам Своим умение совершать чудеса верою. И при этом дает обетование, что верные ученики Христовы будут иметь и большие дарования.

А почему именно верою? Потому что вера – это, прежде всего, искреннее доверие. А доверяем мы тем, кого искренне любим. И сильной вера бывает более тогда, когда человеческий разум говорит, что совершить такое невозможно, а сердце и душа верят обетованию Спасителя, не давая вселиться в душу помыслам сомнения. Вот эта и есть та Вера, которая передвигает горы. 

«Ибо если вера ваша будет с горчичное зерно, - говорит Господь, - то скажете горе сей “сдвинься” - и сдвинется» (ср.: Мф. 17, 20).

Один преподобный старец долгое время подвизался в пустыни, и когда, спустя много лет, ему встретился монах из киновии, то старец спросил его: «Есть ли еще там, в киновии, монахи, которые могут сказать горе: “сдвинься” и сдвинется? При этих словах старца, расположенная неподалеку гора стала двигаться. “Да нет, я не тебе говорю”, - сказал старец, обращаясь к горе. – Стой на месте». И гора остановилась.

А кто из нас имеет сейчас такую веру? Разве что и можем воскликнуть «Верую, Господи, помоги моему неверию!

А ведь «маловерие - матерь сомнения, отчуждающая от Бога и низводящая людей в погибель», - говорит преп. Варсонофий Великий. И оно подобно болезни поражает наш разум и делает его боязливым. А боязнь совершать чудеса именем Господа нашего Иисуса Христа свидетельствует о наличии гордости в человеке. Именно гордость превратила ангелов в демонов. И она лишает людей веры и рассудительности.

Когда живший в IV веке авва Виссарион перешел реку прямо по воде, как некогда и Господь наш Иисус Христос ходил по водам, то его спросили: «Авва, что ты ощущал ногами своими, когда шел по воде?» И ответил старец: «До пят я ощущал воду, а дальше была твердь». Ибо не сомневался святой, что идет по твердой поверхности, и потому не погружался в воду. Он шел с искренней верою во Христа.

Но не только вода может стать твердью вопреки законам гравитации. Но даже не видимый нами воздух становился твердью под ногами святых Угодников Божиих.

Преподобный старец наш Амвросий Оптинский, молясь в своей келье, стоя на коленях, нередко приподнимался от пола, так что находился в воздухе продолжительное время. Это неоднократно видели его келейники. Но боялись сказать Старцу, зная, что тот тщательно скрывает свои дарования и избегает славы человеческой. А потому, узнав, что кто-то видел его «молящемся на воздусе», огорчится.

Смирение преподобного Амвросия даровало ему непоколебимую веру в Господа. А этой верой он исцелял недуги людские и прославился как чудотворец.   

Вера и добрые дела были неразлучными спутниками батюшки Амвросия. Потому что «вера без дел мертва», - говорит апостол. И если мы думаем, что имеем веру, а при этом заповеди Божии не соблюдаем, то вера наша пуста и безплодна. Да не искушаем напрасно Господа, пытаясь именем Его двигать горы.

Если хотим, чтобы Господь творил через нас чудеса, то прежде всего должны очистить сердце от страстей, ум от греховных помыслов, а тело смирить постами и поклонами. Только тогда Бог дарует человеку силу совершать чудеса именем Его. Чтобы употреблял человек дарования сии во благо, а не во грех.

«Если приобретет кто чистоту - все покорится ему», - говорил наш преподобный старец Амвросий. Ибо только в чистое сердце входит Господь. А приявший Бога в свое сердце становится Ему другом. И если у людей принято выполнять просьбы и во всем помогать другу, то что тогда можно сказать о человеке, ставшем другом Самому Христу?

Очистимся же скорее покаянием и облечемся в одежду смиренномудрия, чтобы возлюбили мы Христа-Истину больше сей временной жизни и укрепилась вера наша.

Как дерево, надежно укрепившееся корнями, неподвластно стихии, ибо крепкие корни даже в сильную бурю удерживают его от погибели. Так и вера наша в бурю искушений спасает всех нас, православных христиан, от злоречивых помыслов и сомнений. 

Ибо сказано: и вся, елика аще воспросите в молитве верующе, приимете (Мф. 21, 22). Аминь.

 

Иеромонах Илия (Копылов)

Проповедь о том, что во всем необходимо надеяться на Бога

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Великий дар человеку - вера. Ведь каждый из нас, ложась спать, верит, что проснется утром. И собираясь на работу, надеется благополучно добраться до нее. Моряки верят, что вернутся из плавания домой, строители, собираясь возводить дом, надеются, что он будет построен, земледельцы подумывают о сборе урожая, сажая пшеницу. И так все наше земное время проходит в вере и надежде на лучшее. И благо, когда мы имеем упование на Бога, а не на свои силы. Тогда надежда и вера наша не будут тщетны.

Но Господь, желая всем спасения, дает каждому свой крест, свои испытания на жизненном пути. И чтобы мы не отчаивались, когда становится невыносимо трудно, Он открывает тайну Своего Божественного действия в человеке, говоря: «Сила Моя в немощи совершается» (ср.: 2 Кор. 12, 9).

«Но как же, - спросит кто-либо, - сила может совершаться в немощи? Ведь физически немощной человек зачастую даже не в состоянии подняться с постели?» Как могут одновременно пребывать в одном теле и как могут сочетаться между собою сила и немощь?

На этот вопрос отвечает апостол Павел, говоря: «Когда я немощен, тогда силен» (ср.: Там же, 10), потому что крепость души совершается немощью плоти. Немощь порождает смирение, а смирение приводит человека к познанию своего ничтожества, изгоняя из сердца гордыню.

Бог гордым противится, смиренным же дает благодать (1 Петр. 5, 5). Да, ту самую благодать и силу, которая научает нас радоваться в скорбях и гонениях, терпеть напрасные обиды и невыносимые страдания.

Наш преподобный Оптинский старец Амвросий говорил: «Человек как жук. Когда теплый день и играет солнце, то он летит, гордится собою и жужжит: все мои леса, все мои луга! Но стоит солнцу скрыться и подуть холодному ветру, как тут же забывает жук про свою удаль, прижмется к листку и только пищит: “Не спихни!”»

Подобным образом и жизненные обстоятельства смиряют человека, приводя его к осознанию своей немощи. И тогда, действенно понимая, что он никто и ничто, человек начинает искренне просить Бога о помощи.

«Лишь только смирится человек, - говорил преподобный старец Амвросий, - как тот час же смирение поставляет его в преддверии Царствия Небесного, которое несть брашно и питие, но правда, и мир, и радость о Духе Святом».

Ведь возлюбившим Бога все содействует ко благу - и скорби, и радости. И как говорит святитель Иоанн Златоуст, что сами их бедствия употребляет Господь для прославления бедствующих. И в смиренной немощи страдальцев за Христа совершается Сила Божия. Потому что только тогда, когда человек искренне осознает свою немощь и понимает, что своими силами ему не понести испытаний, тогда Господь являет Свою силу, дабы посрамить самонадеянных гордецов.

Как гребцы, идущие против течения, немало тратят сил, налегая на весла. Так и самонадеянный человек, сколько бы сил не потратил, однако, утомившись, все равно смирится с быстрым течением промысла Божия.

Посему и Евангелие обличает самонадеянных, рассказывая о человеке, мечтающем построить множество житниц для обильного урожая пшеницы, но услышавшем слова Господа: «в сию нощь душу твою истяжут от тебя» (см.: Лк. 12, 16-20).

Несчастный. Он радовался, что получит огромную прибыль и хвалился своею мнимою властью и силою. А ночью ему надлежало умереть. Разве не безумие это? Человеку оставались считанные часы, а он помышлял об изобилии пшеницы.

Блажен тот, кто во всем уповает на Господа и предал себя воле Божией. Блажен, кто всегда помнит о смерти и подобно птице возносится умом в горние обители, ища Небесного Царствия и правды его.

Блажен, кто на каждый час, каждое мгновение приготовляет душу свою к жизни вечной, всегда пребывая пред Лицем Святой Троицы. Ибо в смиренных и верных чадах Господа совершается сила Божия.

Горе же человеку, надеющемуся на себя и на свои силы. Каким бы талантливым, искусным и каким бы могущественным он ни казался, ожидает его возмездие за безумие свое. Ибо тщетна надежда его, потому что вместо благодарности Богу он превозносится и в гордыне своей потерял разум.

Надо сказать, что неблагодарные не имеют надежды и вовсе. Как можно говорить о надежде самонадеянному? Подобно тому, как дом, построенный на песке, подвергается разрушению во время небольшого ветра, как посуда, соделанная из воска, тает от малого огня, как льдина, принесенная в теплую избу, превращается в воду, так и самонадеянность не имеет твердого упования, а потому - погибельна.

Напротив, верные Господу никогда не перестают благодарить и прославлять Его. Будет ли то мирное и благополучное время, либо же время бедствий и скорбей. Они всегда возносят хвалебные песни Богу, имея надежду только на Него. Ибо всякое даяние благо от Бога есть (Иак. 1, 17).

Благ Господь и все благое от Него подается. Праведникам даруется как достойным. Грешникам – по милости. Чтобы через благодеяния мы пришли в покаяние.

Мнимое могущество человека подобно реке, которая по весне набирает в себя воды и разливается так широко, что даже нередко затопляет прибрежные хутора. Но к осени бывает настолько мелководна, что более похожа на малый, еле текущий ручей.

Так и человек, облеченный богатством, образованностью или властью, недолговечен на земле. Придет время, и он сравняется со всеми ушедшими в вечность и предстанет перед праведным Судией.

А посему самое драгоценное для человека на земле – это смирение. Нет ничего безценнее и ничего краше этой великой добродетели. Посему и сила Божия совершается в смиренных сердцем, в тех, кто истинно познал свою немощь и не надеется на себя. Блаженны вси надеющиеся нань (Пс. 2, 12)».

Никакие поношения да не станут причиной к ненависти ближнего, никакие утраты в преходящих вещах да не смущают нас. Ибо если мы смирили себя пред Богом и осознали свою немощь, если постоянно помним о вечности и желаем нетленного богатства, то никакие убытки в вещах временных не смогут расстроить нас. И если желаем славы и вечного блаженства со Христом, то будем за все случившееся с нами благодарить Бога.

Кто обрел смирение, тот любит личных врагов своих. И за терпение от них временных обид надеется обрести прощение грехов.

Кто познал свою немощь, тот искренне считает, что не может сам исполнить заповеди, но усердно молится, чтобы Господь помог совершить заповеданное. А Бог ждет от нас смиренной покаянной молитвы и слез, чтобы совершилась сила Его и на нас, грешных. Аминь.

 

Иеромонах Илия (Копылов)

Проповедь о необходимости покаяния и смирения


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!


Не может птица подняться под облака, если у нее сломано крыло, так и человек не может обрести спасения, если не имеет смирения и покаяния. Эти два крыла отрывают человека от земной суеты. И такой человек, пламенно желая совершенства, уже ничего другого не ищет, как только того, чтобы угодить Господу.

Если же кто-то думает, что имеет покаяние, но при этом не нуждается в смирении, то он глубоко заблуждается. Смиренный лежит на земле, а лежащий на земле не может упасть. Известно, что падают нередко те, кто находятся на возвышенном месте.

Но и смирение без покаяния не может поселиться в нашем сердце, потому что покаяние суть врачевание всякой страсти и всякому греху.

Эти два крыла – две великие добродетели неразрывно связаны между собой. И одна другой непременно сопутствуют везде и во всем.

Как бури не бывает без ветра, так и смирение невозможно обрести без покаяния. И шторм не прекратится, пока не утихнет ветер. Так и покаяние не может коснуться сердца человека, доколе он по-настоящему не смирит себя.

«Покаяние восставляет падшего; плач ударяет во врата небесные; а святое смирение отверзает оные», – говорит преподобный Иоанн Лествичник.

Посему, прежде чем человек обретет смирение, он должен осознать, что он великий грешник. И не просто согласиться с этим, но оплакать грехи свои, понять и прочувствовать свою вину пред Богом и людьми.

И пусть никто не говорит, что я настолько грешен, что нет мне теперь покаяния. Покайтесь, и приблизится к вам Царствие Небесное (ср.: Мф. 3, 2). И сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19).

Не следует скорбеть и о том, что покаяние наше слабое, что нет слез, и смирения не хватает даже для того, чтобы удержаться от раздражительности в общении с ближними. Но ведь и солнце не всегда греет, даже когда ярко светит. Тем не менее, в зимний день солнечный свет оно невольно согревает наше сердце. Так и покаяние вкупе со смирением приносят душе тихую небесную радость.

«Покаяние радостотворно», – говорит преподобный Исайя Отшельник. Потому что оно приносит мир душе. А этот мир делает человека кротким и смиренным. Этот мир имели и хранили все святые, угодившие Богу. Они пронесли его в своем сердце через все тяготы земного жития.

Еще во времена преподобного старца Амвросия был в Оптиной пустыни послушник Елисей, который 52 года прожил в обители и по смирению своему всегда отказывался от монастырских наград и повышений. Он жил уединенно в лесу, недалеко от домика Старцев, в котором они молились летом.

Однажды преподобный Оптинский настоятель старец Исаакий стал предлагать уже немолодому послушнику Елисею постричься в мантию или хотя бы в рясофор. Но тот по смирению отказывался, говоря, что не достоин. Тогда настоятель пригрозил послушнику, что пошлет на тяжелое послушание в кухню.

– А вот это мне и будет рясофор, – с радостью воскликнул послушник.

– Я тебя на поклоны поставлю, – продолжал Игумен.

– А вот это мне и будет мантия, – с детской искренностью отвечал смиренный подвижник.

Пребывая долгое время в лесном уединении, он поистине сделался как бы дитя природы. Лесных птичек кормил зимою прямо из рук.

Случалось Елисею во время обхода леса и с волками встречаться, но они его не трогали и проходили мимо.

В возрасте 75 лет послушник заболел, и некоторое время перед смертью был прикован к постели. Кто-то из братьев сказал Елисею, что за такие страдания и терпение Господь утешит его на том свете.

На это больной ответил: «Слава Богу! Господь и здесь утешал меня – Он даровал мне любить, восхвалять и прославлять Его! С Богом и здесь, и там – везде хорошо!» – таким был ответ смиренного послушника Елисея, который и в скорбях продолжал искренне благодарить Бога.

«Смирение – со благодарением! – Его и сам сатана трепещет», – говорит преп. Иеремия.

Как соль не дает замерзнуть морю, ибо, растворяясь в воде, она делает ее морозоустойчивой, так и смирение соделывает душу человека устойчивой к противлению греху.

Но человек часто забывает о том, что он грешник. И в такие минуты забвения преступает заповеди Христовы и подобно птице с подбитым крылом падает в греховную бездну.

Нетрудно понять главную суть падений: оставил человек покаяние и сразу грех одержал победу. Перестал каяться и укорять себя и сразу стал осуждать других и винить всех в случившихся бедах.

Посему не будем забывать о совершенных нами грехах и думать, что мы уже очистились от них. Это и есть прелесть бесовская, увлекающая души в погибель.

Наш преподобный Оптинский старец Макарий, говоря об очищении от старых грехов, нередко показывал палец, на котором был шрам от давней раны и говорил, что подобное бывает и с грехами. Вроде бы грех совершен был давно, а шрам остался на всю жизнь.

Где искреннее покаяние, там нет места для гордости – матери всех страстей. Где плач о грехах, там нет помыслов превозношения и осуждения ближних. Где поселилось смирение – там нет места ничему нечистому.

Как огонь не может зажечь воду, так и враг спасения рода человеческого не в силах зажечь греховное влечение в человеке, осуждающем себя. Ибо кто имеет навык осуждать и винить во всем себя, тот не станет осуждать и укорять других.

Посему память о совершенных нами грехах да будет нашим постоянным спутником, и тогда надежда наша на спасение окажется ненапрасной. Ибо Господь пришел призвать не праведников, но нас, грешников, к покаянию.

Покаяние же – это не просто признание себя грешником как таковым. Покаяние – это исправление жизни. И как говорит святитель Амвросий Медиоланский, «находящиеся в покаянии лицо свое орошают слезами, тело предают всем на попрание и имеют столь постные уста, что как будто бы смерть уже в теле своем носят».

Покаяние это примирение с Богом через совершение благих дел, противных прежним грехам. Удивительна и сила покаяния. Ибо оно гневливых превращает в кротких, из винопийц соделывает трезвенников, из волков – агнцев. И нет ничего равного, ничего более действенного к уврачеванию душевных ран.

Будем же каяться и смиряться, пока живем. Ибо покаяние даровано нам только в сей жизни, пока носим смертное это тело. Обратимся же к Богу с сердечной молитвой, взывая: «Прости нас, милосердый Господи!

Даждь нам два Твоих крыла: покаяние и смирение, чтобы преодолеть нам это временное житейское море, бушующее страстями. Чтобы с искренним покаянием и глубоким смирением прийти нам на Страшный Суд Твой и услышать там неизреченные слова: “Войди в радость Господа твоего” (см.: Мф. 25, 21)». Аминь.

Страницы:
1 2 3 4 5


добавить комментарий  > 
26 мая 2014
Автор: Гость
Слава Богу за такие проповеди! Батюшка, спаси Вас Господи.
22 августа 2014
Автор: Ирина
Доброго дня, а когда опубликуете последнюю проповедь батюшки "О любви"? Переполняет желание вернуться к ней снова. Спасибо.
23 мая 2015
Автор: Диакон Артемий
Замечательные проповеди! Оптинский дух в них!
22 июля 2015
Автор: Елена
Благодати Вам Божией, отец Илия, спаси Бог за вразумление нас слабых духом.
10 октября 2015
Автор: Елена
Ваши проповеди духовно освежают, очищают, сердечно вразумляют, заставляют открывать в себе сокровенного человека! Благодати Божией всему Подворью Оптиной пустыни!